3D печатный пистолет: сторонники и противники

14 мая 2013, 11:08

Интернет-пространство переполняют новости о первом в мире 3D печатном пистолете. Эта идеальная медийная буря живилась из двух источников. Во-первых, ввиду большого количества трагических событий в мире общественность встревожена проблемой насилия с применением огнестрельного оружия, и в этом случае спор по поводу необходимости в ответной реакции со стороны властей США является вполне обоснованным. Во-вторых, 3D печать стала горячим открытием наших дней, а новые разработки в этой области появляются практически сразу вслед за выпуском очередного продукта Apple. Defense Distributed находится между двух огней. После опубликованного Forbes заявления, практически сразу же хлынули рекой тысячи новых сюжетов о 3D печати и ручном оружии. Большая часть из них – сенсационные. Они предвещают эру появления неконтролируемого оружия, которое невозможно обнаружить с помощью детекторов. Законодатели, чего и следовало ожидать, бросились активно взывать к букве закона.

Многие в отрасли 3D печати также высказывают свои опасения. Они понимают, что нынешний технологический ренессанс во многом основан на открытости и отсутствии должного законодательного регулирования. Страх связан с тем, что подобное заявление и ответная реакция на него могут негативно повлиять на перспективы развития и внедрения технологии. Если по отдельности рассмотреть каждого участника этой истории, то окажется, что ими руководит одна общая цель – защитить технологию.

С точки зрения закона

Значительная часть обсуждения 3D печати в кругах законодателей связана с возможностью производить «не обнаружимое» огнестрельное оружие. Поскольку основная часть 3D принтеров печатает изделия из пластика или резины, то опасение, что производимое таким образом оружие сможет пройти через металлодетектор незамеченным, является довольно логичным. В апреле 2013 г., Сенатор Стив Исраэль (округ Нью-Йорк) презентовал новую улучшенную редакцию Закон о не обнаружимом огнестрельном оружии. Законопроект разработан с целью внесения изменений в раннюю редакцию закона, принятого в 1988 году, который признал создание не обнаружимого оружия незаконным, и распространения его действия не только на частные лица, но и на юридические. Он имеет мало общего непосредственно с 3D печатью, однако его первая редакция вызвала шквал непонятных обсуждений. Например, Сенатор Стив Исраэль представил список поддерживающих его коллег по Конгрессу в письме под названием «Сторонникам принятия закона, запрещающего 3D печатное ручное оружие». С точки зрения продуманного маркетингового хода, изречение подобного рода скорее напрямую относится к технологиям производства (3D печати), нежели к не обнаружимому оружию, с которым стремится разобраться данный законопроект. Непреднамеренным последствием такой игры слов мог бы стать запрет на применение 3D печати, как одной из множества других технологий, используемых для производства подобного оружия.

К счастью, в изречении конгрессмена были сделаны изменения. В ответ на очередное заявление от Defense Distributed, он еще раз выступил с официальным письменным призывом о поддержании своего законопроекта. Однако на этот раз письмо называлось иначе – «Сторонникам продолжения продвижения запрета на пластиковое оружие». Такое изменение в названии – точно продуманный тактический ход. В этом случае ударение делается не на технологии, а на запрете не обнаружимого оружия. С чем это связано? Судя по всему, конгрессмен принял во внимание опасения со стороны участников сообществ 3D печати. Такие группы, как Public Knowledge и недавно основавшаяся 3DDCII, работали над тем, чтобы подчеркнуть все полезные факторы по применению 3D печати. В результате внимание было сосредоточено на реальной угрозе общественной безопасности – на не обнаружимом оружии, а не на технологиях, используемых при его создании. Этот поворот оказался очень весомым. Конгрессмен более внимательно подбирает слова, чтобы не привлекать излишнего внимания прессы, которая стремится защитить 3D печать.

Какая роль в этом Defense Distributed?

Мнения касательно деятельности Defense Distributed сложились разные, однако оказалось, что Коуди Вилсон разделяет опасение конгрессмена относительно технологии. Отношение к этой проблеме (что незаметно на первый взгляд) можно рассмотреть в решении его команды включить 170-ти граммовый стальной элемент в конструкцию «Liberator». С помощью такого элемента пистолет попадет в категорию обнаружимого оружия. Это свидетельствует не только о поддержке действующих законов США со стороны группы, а также означает, что их целью не является создание оружия из категории «не обнаружимого», коим так обеспокоен конгрессмен.

Будет наивным считать, что добавление стального элемента решит все потенциальные проблемы с «Liberator». Остается не понятным, например, что будет в случае, если пистолет будет собран без этого элемента. Однако дизайнерское решение довольно интересное, что отлично показывает стремление и желание сохранить статус производителя огнестрельного оружия, невзирая на использование передовой технологии.

Без ответов остается много вопросов, однако это служит отличным подтверждением того, что законодатели и Defense Distributed, судя по всему, не стремятся отобрать у 3D печати статус случайной жертвы обстоятельств.

Майкл Веинберг, представитель Public Knowledge, опубликовал несколько статей в своем блоге, касающихся связи между оружием, общественным порядком и 3D печатью.


Представляем Kayan: эксклюзивный 3D печатный абажур для Plumen

United Nude представляет коллекцию 3D печатной обуви от Захи Хадид и Бена ван Беркеля

Алексис Уолш представляет новую модную коллекцию LYSIS Collection, созданную с помощью 3D печати